ИА ОСЕАН

Информационное агентство новостей

Погода в Москве:
» » Межевич: российское "шпротное" эмбарго ускорило процесс деградации производства в Латвии

4-12-2018, 10:26Межевич: российское "шпротное" эмбарго ускорило процесс деградации производства в Латвии

Межевич: российское «шпротное» эмбарго ускорило процесс деградации производства в Латвии

Потери, которые понес бизнес Прибалтики от российского эмбарго, были очень заметными, и лишь подтолкнули процесс деградации отраслей в этих странах. Так считает эксперт ФБА «Экономика сегодня» Николай Межевич.

Латвийские производители шпрот до сих пор ощущают последствия эмбарго России. Крупнейшее рыбоперерабатывающее предприятие страны «Бривайс вилнис», как пишут местные СМИ, в последний год сумело сократить убытки — с 679 693 евро до 435 662 евро, и нарастить оборот на 9%. При этом компания по-прежнему испытывает трудности, вызванные запретом на поставки в Россию.

Напомним, что летом 2015 года Россельхознадзор запретил ввоз в РФ рыбной продукции из Латвии и Эстонии из-за некоторых нарушений, включая наличие в консервах канцерогенного вещества бензопирена. Год назад два прибалтийских предприятия получили разрешение на возобновление поставок.

Эффективное эмбарго

Эмбарго в отношении продовольственных товаров прибалтийских стран было достаточно эффективным, говорит Николай Межевич.

«Эстония, Латвия и Литва в значительной степени даже к 2014-2015 годам были завязаны именно на российский рынок, несмотря на многолетние крики »мы от этого будем избавляться«. В итоге их от этого избавили мы и сделали это вовремя и правильно. Дальше мы лишь подтолкнули процесс деградации сельского хозяйства в этих странах», — сказал эксперт ФБА «Экономика сегодня».

В период нахождения в составе СССР эти республики-будущие страны были практически абсолютными лидерами по производительности труда в сельском хозяйстве — по эффективности, механизации и так далее. Все это сегодня стало историей, сельского хозяйства в Прибалтике в ближайшее время не будет существовать.

Специфический продукт

И на этом фоне ситуация со шпротами — частный случай, не имеющий принципиальной важности для нас. На деле чисто технологически нужно учитывать, что шпроты — это рыба Балтийского моря или Атлантического океана, специальным образом переработанная для повышения ее привлекательности на рынке, не более. 

«Шпроты — это очень специфический продукт, и найти новые заметные рынки сбыта латышам не удалось. Вы не продадите шпроты в Польшу, в Германию, например. И в принципе ситуация с рыбоперерабатывающей отраслью в Латвии — всего лишь частность по отношению к феноменальному развалу экономики в целом, где работают сфера услуг, строительство и какие-то огрызки от внешней торговли», — отметил Межевич.

Ошибки признать невозможно

Межевич: российское «шпротное» эмбарго ускорило процесс деградации производства в ЛатвииИзвлекли ли в прибалтийских странах какие-то уроки из случившегося, сделали ли выводы из последствий эмбарго России? Экономическая реальность не влияет на политические установки, существующие в Прибалтике. 

«Представьте себе ситуацию — вы веками доказываете, что земля плоская. И вдруг кто-то говорит, что земля круглая. Проще этих людей сжечь, чем признать их правоту. Латвии, Литве и Эстонии трудно прийти к выводу, что Россия в свое время протягивала им руку помощи, которая не была принята ошибочно. Признаться в совершенных ошибках невозможно, никто на это ни в Таллинне, ни в Риге, ни в Вильнюсе пойти не может», — сказал Николай Межевич, заключив, что «Прибалтика сама себя загнала в тупик и съела себя в этом тупике без соли».

Запрет на поставки рыбы и рыбной продукции из Латвии и Эстонии Россия ввела 4 июня 2016 года. Эмбарго коснулось 31 эстонского и 44 латвийских предприятий.  

До введения эмбарго Латвия поставила в 2014 году в Россию 30 200 тонн рыбных консервов на сумму $32,6 млн, это почти половинв от общего производства шпрот в стране (62 300 тонн). 30% таких рыбных консервов из Латвии поставлялось в другие страны бывшего СССР, 20% — в государства дальнего зарубежья. В январе 2017 года представитель Продовольственно-ветеринарной службы Латвии Ильзе Мейстере сообщала, что запрет обернулся для предприятий отрасли убытки в размере более €100 млн, а падение производства на большинстве предприятий отрасли составило 30-40%.






Просмотров 169
    • Нравится
    • 0