Энергетика

Глобальное потепление и мифы о нем

на климатических фронтах

Резкое падение выбросов углекислого газа весной 2020 года породило невеселые шутки: коронавирус переселил нас в «мир Греты Тунберг». Без авиаперелетов, выхлопных газов и доброй части промышленности. Кстати, в Китае улучшение экологии спасло раз в 20 больше жизней, чем унесла инфекция. Но правда ли, что мы оказались в новом «гретавирусном» мире? Или перед нами очередной миф на тему глобального потепления, которых и так уже в избытке? Мы помним об угрозе — глобальное потепление.

Миф № 1. Глобального потепления не существует

Один из самых любопытных вариантов этого мифа ссылается на то, что измерения метеостанций некорректны, поскольку большинство из них находятся в крупных городах. Якобы сжигание топлива электростанциями и автомобилями ведет к локальному росту температуры, тогда как на планете в целом никакого потепления нет. Однако в мегаполисах такие датчики обычно монтируют на высоте, там, где эффект «острова тепла» ослабевает. Поэтому в глобальных масштабах разница между показаниями городских и сельских метеостанций остается в пределах 0,01 °C. Что составляет лишь около 1% от зафиксированного повышения среднегодовой температуры. За современный период наблюдений, который отсчитывается с 1880 года, она выросла более чем на градус.

Разные источники данных и методы их обработки могут давать слегка отличающиеся цифры, но разница невелика. Чаще других ссылаются на авторитетные выводы американских управлений океанических и атмосферных исследований (NOAA) и аэронавтики (NASA). По их согласованной оценке, начиная с 1970-х каждое следующее десятилетие оказывается теплее предыдущего. А 2019 год стал одним из самых жарких за всю 140-летнюю историю наблюдений. Температура поднялась на 0,95 °C выше, чем в среднем за ХХ век, и уступила только рекордным результатам 2016-го.

Эти изменения прекрасно видны уже и невооруженным глазом. Более того, они так заметны, что упорство тех, кто продолжает ничего не замечать, само по себе вызывает вопросы. Многие связывают такую позицию с политикой крупных корпораций, напрямую зависящих от добычи, переработки и сжигания углеводородов. Установлено, что во внутренней переписке нефтедобытчиков из Exxon глобальное потепление обсуждалось как минимум с 1981 года. Уже тогда же звучала озабоченность тем, что действия компании ускоряют процесс потепления. Несмотря на это, Exxon продолжала финансировать околонаучные учреждения, ставящие под сомнение реальность климатических изменений. Лишь сегодня эти истории начинают всплывать на поверхность. Против Exxon и некоторых других корпораций, пойманных на замалчивании проблем, в США и странах Европы уже выдвинут целый ряд судебных исков.

Миф № 2. Изменения климата — это естественно

Впрочем, отрицать очевидное не так легко. И многие, признавая факт глобального потепления, отходят ко второй линии обороны. Дескать, климат нашей планеты меняется всегда, и нынешние процессы — естественная часть природных циклов. В самом деле, слабые колебания земной оси и орбиты, вариации солнечной активности — эти «внешние» факторы влияют на количество поступающей на планету энергии. Но активность звезды подчиняется циклам продолжительностью в 11 лет, и поток ее излучения усиливается и ослабевает в пределах одного процента. Колебания оси, наоборот, развиваются на промежутках в десятки тысяч лет — куда медленнее происходящего сегодня потепления.

Глобальное потепление

Довольно заметно влияют на климат изменения орбиты, по которой Земля движется вокруг Солнца. Ее форма не строго круглая, а чуть вытянутая, причем максимально близкие и далекие от звезды участки пути постепенно смещаются, приходясь на разное время года. Если планета оказывается рядом с Солнцем, когда в Северном полушарии царит лето, то эти месяцы становятся особенно жаркими. Сверкающие ледники Арктики отступают сильнее обычного, а потемневшая поверхность поглощает больше солнечного света, дополнительно нагревая всю Землю. Добавить отражающего льда в такие периоды могло бы Южное полушарие. Но в его умеренных и приполярных широтах для этого слишком мало суши.

Такой механизм действительно способен запустить потепление. Недаром последняя ледниковая эпоха закончилась около 12 тысяч лет назад, когда Земля сходилась с Солнцем на пике северного лета. Однако сейчас все наоборот: максимальное сближение совпадает с началом января. Такая форма орбиты способствовала бы оледенению, если б ее влияние не перевешивал другой, более мощный фактор. Например, парниковые газы, выбрасываемые вулканами.

На протяжении истории Земли они не раз вызывали глобальные потепления. Включая мощный палеоцен-эоценовый термический максимум около 55 млн лет назад. Однако изотопный состав углекислого газа в современной атмосфере позволяет отбросить и эту версию. Его анализ может указать на происхождение молекул СО2 и демонстрирует, что сегодня выбросы, связанные со сжиганием ископаемого топлива, более чем в сотню раз превышают вулканические. Около четверти всего попадающего в воздух углекислого газа создается человеком. И такое количество никак нельзя назвать естественным.

Миф № 3. С потеплением ничего не поделать

Отступая на следующую линию обороны, многие соглашаются и с тем, что глобальное потепление является результатом хозяйственной деятельности. Но они тут же заявляют о невозможности повлиять на этот процесс. По их словам, возобновляемые источники энергии слишком дороги и нестабильны, не могут обеспечить растущих потребностей мирового хозяйства. Не способны они и полностью заменить «традиционные» ресурсы.

Однако в действительности у человечества уже имеется весьма успешный опыт глобального саморегулирования ради спасения планеты. Не далее как в 1980-х ослабление озонового слоя настолько обеспокоило ученых и политиков, что были приняты Монреальские соглашения, запрещающие применение летучих фреонов, с которыми связывались эти проблемы. В итоге уже к середине 1990-х их производство упало практически до нуля. И сегодня «озоновые дыры» неуклонно уменьшаются.

Правда, попытки повторить этот успех пока далеко не так результативны. Межгосударственные Киотские, а затем и Парижские соглашения по борьбе с выбросами СО2 не покончили с ними так же быстро, как аналогичные меры с фреонами. Но и проблема намного масштабнее. Сегодня объем выбросов углекислого газа достигает 40 млрд тонн в год, что в тысячи раз больше производства любых реагентов. Избавиться от них так же легко, как от фреонов, не получится: потребуется время и постоянные разносторонние усилия.

Но в принципе и эта задача вполне решаема. Тем более что с начала XXI века солнечная и ветровая энергетика показывают взрывной рост, превышающий самые оптимистичные прогнозы. Поразительный пример дает Великобритания. К 2000 году страна подошла отягощенной традиционно мощным «угольным» сектором, а уже в конце 2019-го солнечные и ветровые источники обеспечили ей 40% энергии. Это больше, чем все тепловые электростанции, вместе взятые. Переход к новой энергетике оказался не таким уж запретительно дорогим. И по мере расширения отрасли цены в ней продолжают падать.

Миф № 4. России глобальное потепление пойдет на пользу

Наконец, в дискуссиях о потеплении возникает еще один «убийственный» аргумент: для такой холодной страны, как наша, потепление только благо. Казалось бы, в этом есть рациональное зерно. В конце концов, пик смертности в России приходится именно на холодное время года. А в течение трех зимних месяцев сердечно-сосудистые заболевания уносят как минимум на 5% больше жизней, чем за лето. А в январе 2020-го, с его рекордно высокой среднесуточной температурой, этих дополнительных 5% как будто не было вовсе. И умерших от болезней кровообращения оказалось на 8 тыс. меньше, чем в январе 2019 года.

Глобальное потепление

С другой стороны, лето также становится все более жарким, сводя на нет все преимущества теплой зимы. Так, избыточная смертность во время аномально теплых летних месяцев 2010-го составила более 20 тыс. человек. В таких условиях к медицинским проблемам добавляются и социальные. Уже сегодня миллионы «климатических беженцев» из южных стран, опасаясь жары, засухи и элементарной нехватки продовольствия, устремились в более благополучные части света со сравнительно умеренным климатом.

Деградация огромных пространств вечной мерзлоты несет для России особую опасность. Хотя на этих территориях проживает лишь несколько процентов населения, однако здесь сосредоточена масса добывающей инфраструктуры, фундаментов и трубопроводов, рассчитанных на никогда не тающую ледяную опору. Ее ослабление чревато серьезными авариями, способными нанести большой ущерб окружающей среде. На Аляске уже столкнулись с этой проблемой, и кое-где под нефтепроводы закладывают дополнительные трубы с хладагентом, чтобы «подмораживать» мерзлоту. Если потепление продолжится, российским нефтяникам придется либо раскошелиться на что-нибудь подобное. Либо с масштабными техногенными катастрофами столкнутся и они, и все жители страны.

Пожар!

Как это часто бывает, в пылу дискуссии с «отрицателями» потепления противоположная сторона то и дело перегибает палку. Чтобы ярче продемонстрировать опасности изменений климата, осторожные выводы ученых подаются с сильными преувеличениями. В результате возникают новые мифы. Таким неуместным пугалом стали заявления о вызванных потеплением пожарах и быстром сокращении растительного покрова планеты. На самом деле данные спутниковых наблюдений показывают, что с начала XXI века площадь, затронутая антропогенными пожарами, сократилась почти на четверть, а лесной покров расширился. За 1982–2016 годы площадь лесов России увеличилась на 790 тыс. км², в мире — на 2,24 млн км².

Растения интенсивно используют дополнительный углекислый газ, и их биомасса в настоящее время прибавляется рекордными за последние 54 тыс. лет темпами. В научной литературе это явление называют глобальным озеленением, хотя считать его однозначно позитивным нельзя. Углекислый газ дает преимущество деревьям, которые начинают вытеснять менее зависимые от него растения. Травяной покров сокращается, а следом быстро исчезают и питающиеся травами виды. Это приводит к гибели целых экосистем. Так даже положительные, на первый взгляд, результаты климатических изменений оборачиваются новыми природными катастрофами.

Миф № 5. О пользе коронавируса

Распространение COVID-19 привело к заметному снижению выбросов в атмосферу парниковых газов и других загрязнителей. По некоторым данным, это сохранило жизни 50–75 тысячам жителей Китая — на порядок больше, чем умерло там из-за вируса. Однако для других стран итоговый баланс может сложиться далеко не так удачно. Италия, с ее многочисленным пожилым населением, уже понесла потери, восполнить которые не поможет и посвежевший воздух.

Глобальное потепление

Как ни грандиозна пандемия, изменения климата имеют еще больший временной и количественный масштаб. И события 2020 года вряд ли переломят все прошлые тренды. Чтобы воздух перестал наполняться углекислым газом, потребуются усилия намного серьезнее и длительнее, чем несколько месяцев «подмораживания» мировой экономики коронавирусом.

Материал опубликован в журнале «Вокруг света» № 5, май 2020

Tags
Показать больше

Добавить комментарий

Back to top button
Закрыть
Закрыть
Яндекс.Метрика