АрмияИстория

Как Красная армия изменилась к 1945 году

Воевать умением

Что нужно для победы — лучшее оружие, храбрые солдаты или что-то другое? В чём секрет? И почему Красная армия побеждала в 1945 году, а в 1941 — проигрывала? Красная армия изменилась к 1945 году?

Как Красная армия изменилась к 1945 году

Лучшее оружие?

В 41-м году РККА имела массовые и вполне передовые по конструкции самозарядные винтовки Токарева СВТ, скорострельные пулемёты Дегтярева ДС-39, гранатомёты Дьяконова. И проигрывала.

А в победном 45-м немалое число советских пехотинцев все ещё воевали с трёхлинейками и   «максимами». Казалось бы, давным-давно устаревшими.

Если мерить «в миллиметрах» (чего на самом деле делать не стоит), то грозный ИС-2, при всей его неоспоримой мощи, не так уж превосходил по толщине брони экранированные КВ-1 — 120 и 100 мм соответственно. А КВ-2 по калибру орудия (122 мм против 152) ИС так и вовсе уступал.

Причём по советским планам 1941 года бить врага должны были ещё более мощные танки КВ-3 и 107-мм дивизионные пушки М‑60.

БС-3

Всю реальную войну прошли полковые и дивизионные орудия калибра 76 мм — которые не выглядели чем-то из ряда вон и в середине 30-х. А 100-мм полевые пушки БС-3 попали на фронт лишь в последние месяцы боёв.

Красная армия изменилась к 1945 году
БС-3 в Берлине

Довоенные истребители МиГ-3 куда меньше отличались по скорости от советских машин конца войны, чем от И-16 и тем более бипланов И-15 и И-153. А символы победы — танки Т-34 и штурмовики Ил-2 — в первых версиях начали выпускать ещё до войны.

Прославленные противотанковые пушки ЗИС-2 тоже пошли в серию до войны. А зенитки могли уничтожить любой германский танк 1941 года — что не раз и делали. Тем не менее, успешно наступали в первые месяцы войны именно немцы.

«На бумаге» дивизии пехоты-победительницы были гораздо слабее штата довоенных дивизий.

Например, реальные 295-я и 31-я гвардейские дивизии в марте–апреле 1945 года. Людей втрое меньше — 4528 и 5385 против 14 500 по штату апреля 1941 года. Вдвое, а то и втрое меньше 122-мм гаубиц: 10 и 16 против 32, как и сорокапяток — 23 и 26 против 54. А дюжины наиболее мощных 152-мм гаубиц вообще нет! Броневиков и лёгких танков — тоже нет. Огнемётов — нет. Станковых пулемётов — втрое-вчетверо меньше, а ручных — меньше в четыре-пять раз. Даже автоматов — и то лишь чуть больше довоенных норм: 1267 против 1204.

Лучшие кадры и новая тактика?

Однако среди тех, кто добивал рейх в 1945-м, есть фамилии, знакомые по 1941 году. От сержанта Мацапуры и партизана Наумова до Баурджана Момыш-улы.

Наступающие части, даже танковые, нередко пополнялись людьми с освобождённых территорий. Какое уж тут тщательное обучение?

Знаменитые штурмовые группы советские войска пытались применять уже осенью 1941 года. Подробно расписывали структуру: подгруппы разграждения, огневой поддержки, блокировки и штурма. Тщательно продумывали планы атаки и ежедневно высылали группы. Стандартный итог: штурмовая группа не доходила даже до переднего края противника. Она залегала у колючей проволоки и несла большие потери.

Даже в начале 45-го года некоторые сражения — например, в Белоруссии — печально напоминали «мясорубки» Первой мировой. Провалы разведки и огонь по своим редко, но всё же встречались. Даже при штурме Берлина, не говоря уже, о войне с Японией.

Так в чём же секрет побед Красной армии? Как Красная армия изменилась к 1945 году?

Инструменты победы — от стратегии до взвода

Во-первых, изменилась стратегическая обстановка. Когда блицкриг Германии провалился, её армии пришлось метаться между несколькими фронтами, разбросанными на тысячи километров. Причём с каждым годом ситуация для рейха становилось только хуже. К такой войне немцы просто не готовились.

Владея инициативой, Красная армия могла сама выбирать время и место каждого нового удара. Перед наступлением провести разведку, подтянуть склады со снарядами, патронами, горючим.

Не распыляли силы

Во-вторых, определив слабые места обороны противника, по ним били концентрированными ударами, поскольку не распыляли силы, как раньше. Передовым частям в наступлении при скромной штатной численности придавали просто невероятное количество оружия.

Например, 31-я гвардейская дивизия для штурма Кёнигсберга получила «только лишь» пару 305-мм гаубиц, десяток 203-мм, двадцать 152-мм, четыре 122-мм самоходки… А всего — до 140 орудий и миномётов на километр фронта, плюс фугасные и ранцевые огнемёты. Да, это не штатное вооружение дивизии. Но масса отдельных артиллерийских частей позволяла легко маневрировать ими по фронту и придавать их стрелкам для конкретной операции. Создавая этим убойный перевес именно там, где огневая мощь необходима прямо сейчас.

Красная армия изменилась к 1945 году
«Максим» при Бреслау

295-й дивизии под Кюстрином дали полк тяжёлых самоходок СУ-152, два полка Т-34, шесть полков артиллерии и штурмовой батальон сапёров. Поддерживать атаку этой дивизии должны были ещё корпусная и армейская артиллерия, штурмовики и бомбардировщики.

Если осенью 1941 года атаку одной штурмовой группы поддерживали пара сорокапяток и лёгкие 50-мм миномёты, то весной 45-го — весь набор орудий вплоть до 203 мм. По сути, за каждым атакующим бойцом стояли пушка, миномёт или даже танк.

Красная армия изменилась к 1945 году — учения

В-третьих, помимо концентрации сил, перед атакой отдельно отрабатывали действия частей от дивизии до взвода. Солдат не знает свой манёвр? Не вопрос, мы построим в своём тылу точную копию немецкой позиции — и будем гонять наших чудо-богатырей как сидоровых козлов. До тех пор, пока персонально каждый боец не будет в состоянии зачистить полный арийцев окоп с закрытыми глазами.

Для победы не нужно иметь всю армию из железных Арни, достаточно натренировать и снабдить подразделения, обеспечивающие прорыв.

Поэтому штурмовые группы конца войны уже знали, как взломать вражескую оборону. Да и имели нужные «инструменты»: дымовые шашки, заряды взрывчатки, огнемёты, ножницы для резки проволоки, «кошки», лестницы, сигнальные ракеты. Часто применялись и трофейные фаустпатроны.

Пробиваем в стене здания нештатный проход с помощью самоходки или накладных зарядов, отсекаем огнём опорный пункт. Подгруппа поддержки давит свинцом огневые точки, группа захвата входит внутрь. Сверхштатными гранатами или фаустпатронами забивает всё, что подаёт признаки жизни, и ведёт зачистку. Заодно подаёт сигналы ракетами, чтоб ненароком свои не убили. Поскольку приданные огневые средства могут палить впритирку к штурмовикам. Скажем, стрелять из сорокопятки по окнам второго этажа, пока пехота оприходует первый.

Все манёвры прикрываем дымами. Дыма много не бывает. Немцы обязательно будут контратаковать. Но к захваченному дому уже бежит подгруппа закрепления, так что по дороге к своему же бывшему опорному пункту наци могут напороться, например, на мину. Или заграждение из колючей проволоки. Или то и другое сразу. А за всем этим контратакующих будет ждать, например, станковый пулемёт.

Успевайте поднять руки, через десять минут наше беспрецедентное предложение будет недействительно. Советская штурмовая группа: сдавайтесь нам прямо сейчас!

Чтобы тихо открыть дорогу наступающим сквозь минные поля, не нужны были толпы солдат — хватало пяти сапёров с прикрытием из пары автоматчиков.

Но мало прорвать оборону врага — надо ещё и добить его в тылу.

«Дело техники»: подвижные соединения

В начале войны даже лучшие части РККА, отражая удары вермахта, дёргались то туда, то сюда. Почему? Без нужной техники нет оперативной разведки. Нет связи — ведь радиостанции ненадёжны, громоздки и уязвимы. Снабжения нет — немецкая авиация жгла колонны. Нет координации усилий — без хороших тягачей и грузовиков пехота и артиллерия не поспевали за танками.

Часто не было и бронебойных снарядов.

Поэтому даже сотни новейших танков без поддержки пехоты и артиллерии просто «вязли» в обороне немецкой пехоты.

А уцелевшие машины вскоре приходилось бросать без горючего или из-за малейшей поломки.

За годы войны Красная армия научилась владеть техникой, и танковые армии при внешней похожести на мехкорпуса 1941 года (та же тысяча танков, десятки тысяч людей) имели уже совсем другие возможности.

Например, относительно одинаковая скорость составных частей — благодаря мощным грузовикам. Отлаженная техника. Надёжная связь — не зря после штурма Берлина в отчётах с гордостью писали: «На всю глубину боя мы не имели случаев потери радиосвязи хотя бы с одной частью». Поэтому танковая армия могла не только добить сопротивление врага, проломив «дыру» во фронте, но и уйти в глубокий прорыв.

Вперёд уходит небольшой передовой отряд? Не проблема, дадим ему мощную рацию, которая по штату положена на уровне армии, — а они нам сделают что-нибудь критически важное. Например, захватят плацдарм за Одером.

Пусть броню танков конца войны пробивали вражеские снаряды. Зато при опытных экипажах эти машины с боями проходили сотни километров по вражеским тылам. И не ломались.

Так, в наградном листе Сергея Мацапуры первым делом отметили (даже раньше числа уничтоженных врагов), что он провёл свой Т-34 от станции Маневичи до Варшавы без единой вынужденной остановки.

Больше четырёхсот километров по дорогам!

Другой танкист, Арсений Родькин, вспоминал: «Мы за три дня прошли больше 500 километров. Т-34 нормально выдерживал такие марши».

Рекорды били не только танки — в Висло-Одерской операции автоколонна лейтенанта Резникова проделала 500-километровый рейс всего за сутки.

Главное — всё в чётком взаимодействии с другими родами оружия. Атакуют не только танки. Танки во вражеском тылу — это хорошо. Отряд из танков, «катюш», миномётов, мотострелков (или даже простой пехоты, которую посадили на грузовики автобата), сапёров, лёгких зениток и — см. выше — хорошей рации под командой толкового командира — это уже боевая группа «Кондратий Гудериана». В январе 45-го такая бригада на лёгких ленд-лизовских самоходках и лёгких же танках зачищает два городка подряд, берёт маленькую толпу пленных, захватывает горку трофеев, включая 15 (!) 88-мм зениток. Свои потери — 1 (один) убитый.

Обученный личный состав

Это не политруки такое рассказывают, это боевой пример «как надо воевать», опыт 70-й бригады САУ. А как так получилось? Не ленитесь тренировать личный состав, быстро и осмысленно маневрируйте на поле боя, не ломитесь в лоб, а ищите обходные пути. Знайте своих людей и их оружие. Слаженная команда в рваных ватниках и на устаревших драндулетах — это страшная сила, никакое вундерваффе не поможет.

В начале войны такие марши и удары были просто нереальны. А в 1944-45-х годах Красная армия могла обогнать даже умело отступавшего противника, не дав ему восстановить оборону.

Красная армия изменилась к 1945 году
Бои за Берлин

А если враг всё же подбил танк? При удачном исходе боя свои подбитые машины можно было отремонтировать — что советские техники и делали. Поэтому прямо в ходе боевой операции — скажем, Висло-Одерской, — танки и самоходки подбивались, ремонтировались и снова шли в бой по два-три раза. Никакого чудо-оружия рейху не хватило бы.

А вот немецким танкистам часто приходилось бросать свои панцеры — то застрявшими в грязи, то оставшимися без горючего. Или даже всего лишь со сбитой гусеницей и другими лёгкими повреждениями — но без времени на ремонт. Потери техники рейха постоянно росли. Немцам нечем было заткнуть прорывы, и фронт буквально трещал по швам. Итог — огромные «котлы».

Красная армия изменилась к 1945 году? Резюмируем: Красная армия 1945 года не имела чудо-оружия. И титановых терминаторов в ней тоже не было. Просто она постигла очень сложную и трудную науку — побеждать.

 

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Back to top button
Яндекс.Метрика