НаукаСобытияТехнологии

Полет Crew Dragon Илона Маска скажется на космической программе России

Итак, событие, которого в США ждали девять лет, свершилось. Новый космический корабль Crew Dragon ушел в небо. Завтра Боб Бенкен и Даг Херли (пусть все с ними будет хорошо) в воскресенье вечером состыкуются с Международной космической станцией и встретятся с Кристофером Кессиди, Анатолием Иванишиным и Иваном Вагнером. А затем, если все пойдет по плану, в этом же году пройдут испытания еще одного пилотируемого корабля — Starliner компании Boeing. И у NASA будет сразу две транспортные системы для доставки экипажей на низкую околоземную орбиту — то есть на МКС.

Этот вопрос обсуждаем вместе с исполнительным директором Роскосмоса по пилотируемым программам, одним из самых опытных наших космонавтов Сергеем Крикалевым

О том, как дальше может развиваться космическое сотрудничество России и США ответил исполнительного директора Роскосмоса по пилотируемым космическим программам, одного из самых опытных наших космонавтов Сергея Крикалева.

— Сергей Константинович, на ваш взгляд, что означает полет Crew Dragon для российской космонавтики?

— В принципе, понятно: две великие космические державы где-то соревновались, где-то сотрудничали. Идет нормальное развитие. То у одного возникают проблемы, то — у другого.Сергей КрикалевЯ уже говорил о том, что на самом деле, если бы мы не начали делать МКС вместе, то она бы, наверное, уже не летала. Где-то у нас были задержки, проблемы, где-то у американцев были серьезные проблемы, связанные с авариями «Шаттла». Мы подстраховывали друг друга.

В первое время после запуска станции наши системы жизнеобеспечения работали, американские не работали. Мы жили на наших. Потом заработали их, мы частично пользовались их системами. Или вот — их система более эффективно удаляла углекислый газ. Постоянно работала наша, а потом они на два дня включали свою…

— Классическая история с туалетом, которые они начали делать, не получилось. Купили у нас…

— Или когда у нас грузовик не долетел до станции, а у нас к тому времени был дефицит воды. Американцы позвонили и сказали: у нас скоро полетит грузовой корабль, давайте мы положим туда то, что вам нужно.

Когда у них «Шаттлы» окончательно приземлились, они говорили: мы через полгода разберемся с проблемой. Но на станции нужен был человек, который бы обслуживал американский сегмент. Мы перетасовали наши экспедиции, сократили количество членов экипажа, и мы взяли на себя обязательства доставлять американцев на станцию.

Когда у них была проблема – мы подставляли плечо. Когда у нас – они.

ИНОСТРАНЦЫ НА ДРАКОН! Crew Dragon

— И все-таки, американцы перестанут летать на наших кораблях, а с ними европейцы, японцы…

— Наличие резервов – это всегда хорошо. У одного сбой, второй поддерживает. Так что, то что они полетят на своем корабле и для нас хорошо.

Да, так получилось, что из-за того, что у американцев задержались их корабли, мы дольше доставляли американских астронавтов на станцию. И при этом зарабатывали какие-то деньги. Хотя система строилась не для зарабатывания денег, а чтобы использовать станцию, проводить там работы и эксперименты.

НАС ЖДЕТ БАРТЕР— Насколько может измениться сотрудничество по МКС при том, что у каждого теперь своя транспортная система?

— Она и была у каждого своя. Не думаю, что что-то заметно поменяется. Может быть, изменятся несколько финансовые отношения.

С появлением Crew Dragon и Starliner у нас появляется дополнительный резерв. Мало того, американская сторона предложила, и мы согласились с целесообразностью когда-то в будущем делать обменные полеты. При существующих рисках, что вдруг какой-то корабль не долетит по разным причинам до станции, не сможет состыковаться, не туда выдаст импульс, не должно быть так, чтобы один из сегментов станции остался без специалистов, которые его могут обслуживать. Поэтому возникло предложение: давайте, когда их корабли станут надежными, будем делать так, чтобы в их экипажах всегда был хотя бы один космонавт, а в нашем экипаже – хотя бы один их.

Это уже безденежные отношения. Это просто вариант повышения надежности. В случае любого сбоя хотя бы один человек из другого сегмента будет находиться на борту станции. Я думаю, сотрудничество в таком направлении пойдет. Я надеюсь, что американские корабли нормально полетят, подтвердят свою надежность, и мы согласимся сажать туда нашего космонавта.

Паритет нарушен— Если Crew Dragon начнут летать регулярно, на станции постоянно будет больше американцев, чем наших…

— В исходном соглашении по МКС мы соблюдали паритет. У нас был экипаж 50 на 50. А когда с 2009 года увеличили количество кораблей, постоянный экипаж стал шесть человек. В среднем по три человека за год пребывания с каждой стороны. А потом мы сами сократили свой экипаж из-за задержек со строительством многофункционального лабораторного модуля «Наука».

Потом решили, что когда американский сегмент достроят, — поскольку он больше – на станции в длительной экспедиции от них будет четыре человека, а наших трое.

Но нужно учитывать еще «серую зону». Мы говорим, что да, постоянный экипаж – трое с нашей стороны, четверо с американской. Но будут экспедиции посещения. Наш корабль прилетает, идет пересменка. Их прилетает… На какое-то время на МКС людей будет больше. Серая зона заключается в том, что пересменка традиционно у нас была около недели. Но ничего не мешает сделать ее две недели. Или четыре недели.

— Японцы, канадцы, европейцы тоже теперь будут летать на американских кораблях?

— До настоящего времени на «Союзах» летали представители американского и российского сегмента. В квоту американцев входят их партнеры. Американцы уступали свое место и сажали француза, канадца, японца. Квоту они считают в зависимости от вклада стороны в строительство МКС. Вклад считается не деньгах, а в том, что делается для станции. Делается японский модуль — японцы имеют право отправить своего астронавта.

Места для туристов— А мы в рамках своей квоты можем возить иностранцев?

— Да. У нас задержался модуль МЛМ. Необходимости иметь экипаж из трех человек у нас не было. Это давало возможность в пересменки возить туристов.

— Есть вероятность того, что теперь мы сможем возить новых туристов?

— Есть заявки. Одна из заявок – хотят купить на корабле сразу два места. Фактически, покупается целиком корабль.

А когда полетит МЛМ и будет на станции работать по три профессиональных космонавта, возможность привоза туристов будет только тогда, когда делается специализированная миссия. Будет строится отдельный корабль и в нем одно или два места продаются туристам. По закону о космической деятельности, третье место должно быть закреплено за российским командиром.

— В октябре за кресло американцы заплатили больше 90 млн. долларов… Это больше, чем платят туристы.

— Были длительные переговоры, которые обосновывали сумму. Длительный и короткий полет – это разные вещи. Короткий полет, когда прилетает кто-то из туристов на пересменку, это одна история и одни затраты. А если мы возим астронавтов на работу, то мы не только осуществляем их доставку, но и обеспечиваем корабль-спасатель. В случае необходимости мы его возвращаем нештатно. Это больше, чем попутный полет с экспедицией на пересменку.

Сокращений инженеров не будет— Идут разговоры, что теперь мы будем строить меньше «Союзов» и придется сокращать людей в РКК «Энергия»…

— Мы уже меньше собираем. До какого-то момента американцы говорили: нам важно иметь постоянно на орбите троих наших. Нам самим нужно два корабля. Американцы заказывали еще два. В результате мы делали четыре. И тогда у нас почти всегда на борту было шесть человек.

Потом американцы сказали: нам не нужно столько, у нас вот-вот полетят свои корабли.

В октябре они еще отправят своего астронавта «Союзом». Нам пришлось потесниться и предоставить им кресло.

На следующий год у нас в программе два корабля.

— Значит, грядут сокращения сотрудников РКК «Энергия», где делают «Союзы»?

— Мы делали два корабля в год на протяжении многих лет. Вся программа «Мир» работала таким образом. С 2009 по 2019-й мы начали делать четыре корабля в год, потому что еще два нам дополнительно заказывали американцы. Для нас в 2009 году это была проблема. Были рассчитаны мощности, трудовые ресурсы, рабочие места в цехах. Мы ведь еще делали три-четыре грузовых корабля в год.

В конце концов на «Энергии» были проведены определенные мероприятия, что позволило увеличить количество выпускаемых кораблей. Но теперь людей увольнять не будут. Сборка космических кораблей — это не конвейер. У нас параллельно делается еще один модуль, разрабатывается новый корабль. Мощности примерно сохраняются. Те, кто занимались кораблями, будут заниматься другим делом.

В чем разница?— Насколько американский Crew Dragon отличается от разрабатываемого нами «Орла»?

— Существенно. И Starliner Boeing, и Crew Dragon SpaceX с самого начала делали для низкой околоземной орбиты. Наш ППТК – перспективный пилотируемый транспортный корабль – это корабль дальнего класса. Это другая весовая категория. Он, скорее, в смысле назначения и массовых параметров, возможностей на разгон, торможение, ближе к американскому «Ориону». Это как легковой автомобиль и грузовик. Другая масса, другие возможности, другие затраты, другая стоимость.

— ППТК может летать и на МКС?

— Можно ли возить пассажиров грузовиком? Можно. Но не очень целесообразно. Так и здесь. Это будет дороже. У нас запланированы первые испытания «Орла» провести на МКС. «Орион» тоже сначала слетает на станцию, когда до него дела дойдет.

Глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин: Россия создаст новую орбитальную станцию на замену МКС и не допустит приватизацию ЛуныПланы по МКС— Срок эксплуатации МКС будет продлен?

— Станция на низкой орбите должна быть. Мы долго это обсуждали и внутри себя, и с нашими международными партнерами. Если мы построили океанский лайнер, это же не значит, что мы перестали ходить вдоль берега, грузы возить или пассажиров катать на трамвайчиках.

В каком виде будет новая орбитальная станция – мы долго спорили. Каждый будет ее строить сам по себе, или чего-то соберем вместе. Нужно закончить программу МКС и думать, чего делать дальше.

У МКС был гарантийный срок 15 лет. С учетом опыта «Мира», который столько и отлетал.

Сейчас мы продляем МКС до 2024-го. И думаем, что будем продлевать и дальше. Создав такую инфраструктуру, выкинуть ее ради того, чтобы строить что-то новое не совсем разумно.

— А какие перспективы с лунной программой?

— Делается. Поскольку финансирование такое – то деньги обещают, то перестают обещать, то дают, то говорят, что дадут поменьше или попозже, устаканившейся стабильной программы нет.

Есть определенный набор обязательных компонентов. Если мы собираемся лететь на Луну, должен быть корабль, который способен туда долететь и вернуться на Землю.

Корабль делаем. Его должна выводить ракета сверхтяжелого класса. Мы ее проектируем. Будет финансирование больше – построим быстрее. По любому мы на Луну полетим.

Впечатляют костюмы-скафандры, в которых садились в корабль астронавты. Стильный дизайн. Наши на этом фоне смотреться архаично. А ведь сейчас картинка – главное…

— Мы еще не знаем, что насколько они будут удобны в космосе. Иногда бывает удобно попозировать в них перед фотоаппаратом. А как оно будет, когда ты будешь сидеть внутри корабля? А когда возникнет нештатная ситуация?

Да, у нас космонавты, одетые в скафандры «Сокол», идут по земле неуклюже, несколько согнувшись. Но сделаны они не для ходьбы по улицам. Они сделан под ложемент, чтобы спасти жизнь в случае жесткой посадки. Тут не до красивостей.

Боб Бенкен и Даг Херли
Боб Бенкен и Даг Херли

Да, сейчас приглашают для таких работ и дизайнера. Но главное – не перегнуть палку.

У американцев своеобразное отношение к скафандрам. Когда я первый раз летал на «Шаттле», тот скафандр, в котором я был одет, не был скафандром в полном понимании. Скорее это был высококомпенсирующий костюм. Он сохранял жизнь только до высоты 20 километров. Если чего-то бы случалось выше, то шансов у тебя практически не было. А потом они сделали настоящие скафандры, красные. Посмотрим, как покажут себя скафандры SpaceX.

Статистика

За 20 лет на МКС побывали 239 астронавтов, командированных NASA. 70 из них прилетали на наших «Союзах». За эти полеты NASA заплатила 3,9 млрд долларов.

За разработку Crew Dragon NASA выложила SpaceX около 2,5 млрд долларов.

4,2 миллиарда долларов уже потрачено на разработку космического корабля Starliner получила компания Boeing.

Кораблями Boeing и SpaceX NASA планирует доставить на МКС до 2024 года они смогут 48 астронавтов.

Эксперты посчитали: на сегодня стоимость 1 места (при двух местах в корабле) в Crew Dragon — 131 млн долларов. А один полет обходится американскому бюджету — 525 млн долларов. Примерно столько стоили полеты «Шаттлов» в последние годы эксплуатации. Но экипаж было 6-7 человек.

В случае, если Crew Dragon начнут летать регулярно и с экипажем из 4 человек, стоимость одного места снизится до 55 млн долларов. А в Starliner (опять же при регулярных полетах и максимальной загрузке) — 90 млн. долларов.

Источник

 

Tags
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Back to top button
Закрыть
Закрыть
Яндекс.Метрика